Баллада светлана виды гадания

Презентация к уроку «Гадания в балладе В.А.Жуковского «Светлана»».

Скачать:

Вложение Размер
gadaniya_v_ballade_svetlana.romanova_v._6b_kl.pptx 1.02 МБ
Предварительный просмотр:

Подписи к слайдам:

18 января заканчивается один из самых весёлых русских праздников — Святки, и наступает христианский праздник Крещения. Много лет назад в Крещенский сочельник ряженые в последний раз ходили по деревне, звучали последние колядки, а под вечер девушки собирались погадать о замужестве.

Раз в крещенский вечерок Девушки гадали: За ворота башмачок, Сняв с ноги, бросали; Снег пололи; под окном Слушали; кормили Счетным курицу зерном; Ярый воск топили; В чашу с чистою водой Клали перстень золотой, Серьги изумрудны; Расстилали белый плат И над чашей пели в лад Песенки подблюдны

В деревнях девушки снимали с левой ноги башмак или валенок и бросали за ворота, наблюдая при этом, куда башмак ляжет носком. Вы можете бросать все, что хотите — сапог, туфлю и даже ботинок. Но не обязательно через ворота. Достаточно просто бросить далеко от себя, чтобы носок обуви вертелся. В какую сторону ляжет носок башмака, в той стороне живет жених, за которого вам суждено выйти замуж. Если же башмак упадет носком к воротам вашего дома или рядом с вами, то в этом году вам не суждено выйти замуж, вы останетесь в родном доме с родителями. За ворота башмачок, Сняв с ноги, бросали —

Снег пололи под окном — В этом гадании участвовал не только снег, но и скатерть, которую девушки выносили на двор, взяв за края, разворачивали и насыпали в неё немного снега. Затем, раскачивая скатерть и подбрасывая снег, приговаривали: «Полю, полю бел снег среди поля. Залай, залай, собаченька; дознай , дознай , суженый!» Произнося эти слова, каждая девушка прислушивалась к лаю собак. Хриплый лай означал, что муж будет стариком, звонкий — молодым, а густой — вдовцом.

Под окном слушали- Девушки ходили по деревне, останавливаясь под окнами или у дверей чужих домов и прислушиваясь к разговору. По нему определяли характер будущего мужа. Весёлый разговор сулил весёлого мужа, скучный — зануду, нетрезвый — мужа-пьяницу. Кроме того, имел значение и возраст собеседников, по которому делали вывод о том, будет ли муж старым или молодым. Бывало и так, что наиболее отважные девушки в полночь, когда не было службы, подходили к церкви, стараясь услышать за церковными дверями и окнами какое-либо пение. Если гадальщице представлялось, что она слышит венчальное пение, то это означало скорое замужество; а если «со святыми упокой» — смерть в наступающем году.

Кормили счетным курицу зерном — Гадания на Рождество, на Святки. Кормили петуха счетным зерном. Для этого на полу рассыпали прежде подсчитанные зерна, а ровно в полночь приносили петуха (предпочтительнее черного) и отпускали его. Если петух склевал все зерно, год ожидался удачным, а девушка, рассыпавшая зерно, благополучно выйдет замуж. Если петух склевал несколько зерен, то их количество подсчитывали и узнавали, в какой день произойдет загаданное событие. Ну а уж если петух совсем не клевал зерна, это предвещало неудачу. Вместо петуха могла быть курица.

Ярый воск топили- Гадание на воске было очень употребительным во время святочных вечеров. Оно совершалось следующим образом. Растапливали воск и вливали его в стакан с холодною водою. Затем сведущий в гадании человек (обычно старая нянюшка или ворожея) делал предсказания по образовавшимся фигуркам: нечто похожее на церковь означало венчание, на яму или пещеру — смерть.

Песенки подблюдны — Во время святочных вечеров одним из самых рас­пространенных было подблюдное гадание. Девушки собирались в какой-нибудь избе, складывали свои кольца или любой другой предмет («перстень золотой, серьги изумрудны») в блюдо, наполненное водой, («чашу с чистою водой»), накрывали его платком («расстилали белый плат») и исполняли специально предназначенные для гадания песни («над чашей пели в лад песенки подблюдны »). После каждой такой песенки блюдо встряхивали, украшения перемешивались, и одна из девушек, пытаясь узнать свою судьбу, наугад вынимала из блюда одно из них. Если оно принадлежало гадальщице, это говорило о том, что слова песни сбудутся; если же украшение было чужим, то и слова песни к ней не относились. В балладе Жуковский использовал одну из самых распространённых подблюдных песен. Вот один из её оригинальных вариантов. Идет кузнец из кузницы. «Ты кузнец, ты кузнец! И ты скуй мне венец! Из остаточков мне Золот перстень, Из обрезочков мне Булавочек. Уж и тем-то мне венцом Венчатися , Уж и тем мне кольцом Обручатися , Уж и теми булавками Притыкатися ». Уж кому же мы спели, Тому добро. Кому вынется, Скоро сбудется, Не минуется.

Всем удачи ! Ученица 6 класса МБОУ гимназии Романова Виктория .

Источник

Гадания в Крещение и поэма «Светлана»

Поэма «Светлана» впервые была напечатана в журнале «Вестник Европы», в 1813г. с подзаголовком: «Ал. Ан. Пр…вой». Она была свадебным подарком А. А. Протасовой, которая приходилась сестрой любимой девушки поэта, Машеньки Протасовой.

В балладе ведётся повествование о гадающей девушке, которая перед зеркалом видит страшный сон, но это только сон, а в реальности счастье, встреча с любимым, свадьба – звон колоколов… И пожелания автора баллады, добрые и душевные, идущие от всего сердца. Что можно лучше сказать и пожелать девушке перед свадьбой, конечно же счастья, о котором она не раз мечтала.

Будь, создатель, ей покров!
Ни печали рана,
Ни минутной грусти тень
К ней да не коснется…

Будь вся жизнь ее светла,
Будь веселость, как была,
Дней ее подруга.

Поэтическая Светлана стала сразу настолько понятной и близкой всем, что начала жить своей жизнью, угаданной поэтом – жизнью прелестного девичьего образа, созданного народным характером. Светлана, гадающая о своём суженом, – образ девушки, ожидающей и надеющейся на счастье.

Необычное для того времени имя – Светлана, В.А. Жуковский позаимствовал из романса Востокова, а в реальной жизни тогда этого имени ещё не существовало (оно появилось позже, после революции). Светлана – имя, олицетворяющее свет, и достаточно близко к слову – «святки».

Обратившись к теме Крещенских гаданий, Жуковский сделал балладу подлинно русской. Строки из неё становились эпиграфами, она вошла в «Учебную книгу по российской словесности». Баллада сформировала даже среди дворянского общества определённую модель празднования святок. Можно сказать, что «Светлана» стала ценнейшей литературной находкой Жуковского.

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали.

Карл Брюллов приехал в Москву накануне святок. Святочные гадания на Руси были широко распространены. И возможно, увидев такую бытовую сцену гадания, которую В.А. Жуковский оживил своим поэтическим чувством, ему вдвойне захотелось увековечить юную русскую девушку, гадающую перед зеркалом.

Именно в зеркальном отражении мы видим девушку с чуть испуганным взором, в котором светится надежда на счастье. Она привлекает своей непорочностью и непосредственностью.

«Светлана» вызвала живой отклик в Москве. Пусть на ней изображена девушка, скорее всего крестьянского происхождения, но её изображение находило живой отклик в каждой русской душе. Светлана Брюллова – это прикосновение к нежности и простоте, непосредственности и правдивости.

В балладе В.А. Жуковского и картине К. Брюллова в образе русской девушки немеркнущий свет отечества, который светит в каждом русском.

Создавая картину, навеянную поэмой В. А. Жуковского, Брюллов изобразил Светлану в русском народном костюме, сидящей перед зеркалом. Ночь, чуть горит тусклая свеча, юная девушка в кокошнике и сарафане сидит у зеркала.

Вот в светлице стол накрыт
Белой пеленою;
И на том столе стоит
Зеркало с свечою…

Вот красавица одна;
К зеркалу садится;
С тайной робостью она
В зеркало глядится;
Темно в зеркале; кругом
Мертвое молчанье;
Свечка трепетным огнем
Чуть лиет сиянье.

С надеждой Светлана вглядывается в таинственную глубину, ведь и она много раз слышала страшные рассказы о святочных гаданиях…

Робость в ней волнует грудь,
Страшно ей назад взглянуть,
Страх туманит очи.

…Слабо свечка тлится,
То прольет дрожащий свет,
То опять затмится.
Все в глубоком, мертвом сне,
Страшное молчанье.

В балладе Жуковского девушка засыпает перед зеркалом и видит страшный сон, который, как ей кажется, предвещает горькую судьбу.

«Ах! ужасный, грозный сон!
Не добро вещает он —
Горькую судьбину;

Но утром, просыпаясь, всё оказывается иначе – она встречает на пороге своего суженого,…

Что же твой, Светлана, сон,
Прорицатель муки?
Друг с тобой; все тот же он…

…Та ж любовь в его очах,
Те ж приятны взоры;
Те ж на сладостных устах
Милы разговоры.
Отворяйся ж, божий храм;
Вы летите к небесам,
Верные обеты…

И как будто в назидание юным девушкам В.А. Жуковский говорит о том, что сны – это только сны, причём, большей частью сны бывают лживые, как и гаданья, которые не могут предсказать правды, а верить надо в Бога, который есть создатель и покров, и несчастье покажется лишь страшным сном.

О! не знай сих страшных снов
Ты, моя Светлана.
Будь, создатель, ей покров!
Ни печали рана,
Ни минутной грусти тень
К ней да не коснется…

Вот баллады толк моей:
«Лучший друг нам в жизни сей
Вера в провиденье.
Благ зиждителя закон:
Здесь несчастье — лживый сон;
Счастье — пробужденье».

Литературные критики присвоили В. А. Жуковскому титул певца Светланы, а вторым певцом стал Карл Брюллов.

Источник

Крещенский сочельник. Баллада Жуковского «Светлана»

Константин Маковский (1839—1915). Святочное гадание (1900-е)

Многие из нас со школьной скамьи помнят балладу русского поэта Василия Андреевича Жуковского (1783—1852) «Светлана» (1808—1812). Вот её начало.

Раз в крещенский вечерок
Девушки гадали:
За ворота башмачок,
Сняв с ноги, бросали;
Снег пололи; под окном
Слушали; кормили
Счетным курицу зерном;
Ярый воск топили;
В чашу с чистою водой
Клали перстень золотой,
Серьги изумрудны;
Расстилали белый плат
И над чашей пели в лад
Песенки подблюдны.

Из него понятно, что действие баллады происходит в Крещенский сочельник«крещенский вечерок», а девушки заняты одним из самых таинственных святочных обрядов — обрядом гадания. В старину он был популярен среди людей, которые хотели узнать, что их ждёт в будущем, но, главным образом, к нему прибегали незамужние девушки, стараясь предсказать, скоро ли им идти под венец, и каким будет их суженый. Для этого применяли различные виды гаданий, самые значительные из которых упомянул Жуковский. Попытаемся немного рассказать о каждом из них.

За ворота башмачок, сняв с ноги, бросали

Девушки выходили во двор, снимали с левой ноги баш­мак и кидали его за ворота на улицу, чтобы уз­нать, где живёт суженый, а потом смотрели, в какую сторону он обращен носком. Куда ляжет носком, в ту сто­рону будет отдана замуж кидающая. Если же башмак лежал носком к воротам, из которых его выкинули, это означало, что в наступившем году девушке суждено жить дома и не выходить замуж.

Снег пололи

В этом гадании участвовал не только снег, но и скатерть, которую девушки выносили на двор, взяв за края, разворачивали и насыпали в неё немного снега. Затем, раскачивая скатерть и подбрасывая снег, приговаривали: «Полю, полю бел снег среди поля. Залай, залай, собаченька; дознай, дознай, суженый!» Произнося эти слова, каждая девушка прислушивалась к лаю собак. Хриплый лай означал, что муж будет стариком, звонкий — молодым, а густой — вдовцом.

Под окном слушали

Девушки ходили по деревне, останавливаясь под окнами или у дверей чужих домов и прислушиваясь к разговору. По нему определяли характер будущего мужа. Весёлый разговор сулил весёлого мужа, скучный — зануду, нетрезвый — мужа-пьяницу. Кроме того, имел значение и возраст собеседников, по которому делали вывод о том, будет ли муж старым или молодым.

Бывало и так, что наиболее отважные девушки в полночь, когда не было службы, подходили к церкви, стараясь услышать за церковным дверями и окнами какое-либо пение. Если гадальщице представлялось, что она слышит венчальное пение, то это означало скорое замужество; а если «со святыми упокой» — смерть в наступающем году.

Кормили счетным курицу зерном

Данное гадание заключалось в следующем. Снимали с насеста курицу и давали ей поклевать зерно. Затем зерно пересчитывали. Если число оказывалось парным (чётным), это означало скорое замужество, в противном случае гадальщице предстояло сидеть в девках до следующего года.

Ярый воск топили

Гадание на воске было очень употребительным во время святочных вечеров. Оно совершалось следующим образом. Растапливали воск и вливали его в стакан с холодною водою. Затем сведущий в гадании человек (обычно старая нянюшка или ворожея) делал предсказания по образовавшимся фигуркам: нечто похожее на церковь означало венчание, на яму или пещеру — смерть.

Песенки подблюдны

Во время святочных вечеров одним из самых рас­пространенных было подблюдное гадание. Девушки собирались в какой-нибудь избе, складывали свои кольца или любой другой предмет («перстень золотой, серьги изумрудны») в блюдо, наполненное водой, («чашу с чистою водой»), накрывали его платком («расстилали белый плат») и исполняли специально предназначенные для гадания песни («над чашей пели в лад песенки подблюдны»). После каждой такой песенки блюдо встряхивали, украшения перемешивались, и одна из девушек, пытаясь узнать свою судьбу, наугад вынимала из блюда одно из них. Если оно принадлежало гадальщице, это говорило о том, что слова песни сбудутся; если же украшение было чужим, то и слова песни к ней не относились. В балладе Жуковский использовал одну из самых распространённых подблюдных песен. Вот один из её оригинальных вариантов.

Подблюдная песня «Идет кузнец из кузницы»

Идет кузнец из кузницы.
«Ты кузнец, ты кузнец!
И ты скуй мне венец!
Из остаточков мне
Золот перстень,
Из обрезочков мне
Булавочек.
Уж и тем-то мне венцом
Венчатися,
Уж и тем мне кольцом
Обручатися,
Уж и теми булавками
Притыкатися».
Уж кому же мы спели,
Тому добро.
Кому вынется,
Скоро сбудется,
Не минуется.

Зеркало с свечою

Картина Карла Брюллова (1799—1852) «Гадающая Светлана» (1836), Художественный музей, Нижний Новгород.

Но самым отчаянным и самым, по всеобщему мнению, действенным было гадание с зеркалом и свечою. Не случайно героиня баллады Жуковского решается на него после года разлуки с милым другом, когда от него нет никаких вестей.

Для данного гадания выбирали какое-нибудь темное, уединённое помещение, в котором на стол ставили зеркало, а перед ним зажженную свечу. Гадающая девушка садилась за стол и смотрела через свечу в зеркало, где старалась увидеть своего суженого, произнося: «Суженый, ряженый покажись мне в зеркале!»

Иногда для этих целей применяли не одно, а два зеркала: стоящее на столе и стенное зеркало. Направленные друг на друга они образовывали нечто, напоминающее длинный коридор, освещенный огнями. Зеркала должны были быть безукоризненной чистоты, без пузырей и других изъянов. Затем из комнаты выгоняли кошек, собак и птиц, а также просили удалиться посторонних людей. Оставшиеся, соблюдая тишину и глубокое молчание, стояли в стороне. От них требовалось не смотреть в зеркало, не подхо­дить к гадающему лицу и не разговаривать. Гадающая девушка должна была смотреть в зеркало пристально и неподвижно, направляя свой взор в конец представившегося ей коридора.

Нередко суженого приглашали разделить трапезу со своей любезной, поставив на стол всё необходимое кроме вилок и ножей: два прибора, хлеб, соль и ложки. Все окружающие выходили, а девушка, оставшись одна, запирала двери и окна, садилась за стол и начинала ждать суженого, произнося: «Суженый, ряженый приди ко мне поужинать!»

Вот в светлице стол накрыт
Белой пеленою;
И на том столе стоит
Зеркало с свечою;
Два прибора на столе.
«Загадай, Светлана;
В чистом зеркала стекле
В полночь, без обмана
Ты узнаешь жребий свой:
Стукнет в двери милый твой
Легкою рукою;
Упадет с дверей запор;
Сядет он за свой прибор
Ужинать с тобою».

Самое интересное начиналось в полночь, когда вызванный поневоле суженый приходил в гадательную комнату и смотрел в зеркало через плечо своей избранницы. При его приближении нередко завывал ветра, а иногда доносился и смрадный запах. Девушка рассматривала черты лица и одежду призрака и даже иногда спрашивала его имя.

Подпершися локотком,
Чуть Светлана дышит…
Вот… легохонько замком
Кто-то стукнул, слышит;
Робко в зеркало глядит:
За ее плечами
Кто-то, чудилось, блестит
Яркими глазами…
Занялся от страха дух…
Вдруг в ее влетает слух
Тихий, легкий шепот:
«Я с тобой, моя краса;
Укротились небеса;
Твой услышан ропот!»

Ошибка Светланы заключалась в том, что она пренебрегла правилами «техники безопасности» при гадании. Во-первых, она должна была очертить зажженною в сочельник лучинкою круг; во-вторых, ни в коем случае не оглядываться, в-третьих, чтобы избежать затянувшегося визита, зачурать гостя, произнеся: «Чур меня! чур моего места! чур моей загадки!» Иначе привидение вытворяло всяческие проказы, а при чурании оно должно было исчезнуть. И, наконец, на крайний случай (если не поможет зачурание) Светлане было необходимо взять с собой петуха, пение которого, по мнению многих гадателей, имело способность отпугивать пришельцев с того света. Кстати говоря, данное поверье, по всей видимости, было известно Жуковскому. Эпизод в избушке, когда Светлана находится одна с угрожающим ей мертвецом, имеет сходство с сюжетом некоторых северных русских сказок, где героине в подобной ситуации помогает петух. Правда, Жуковский ввёл в повествование более «поэтичную» птицу — голубя.

Как известно, баллада имеет счастливый конец. Ночные кошмары оказываются сном, Светлана пробуждается и видит жениха: «статный гость к крыльцу идет», «та ж любовь в его очах». Но это в произведении поэта-романтика. В жизни всё намного сложнее.

Источники:
Жуковский В. А. Баллады. Поэмы и сказки. М., 1982.
Забылин М. русский народ, его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. М., 1990.
Сахаров И. П. Сказания русского народа. Т. I. С.-Петербург, 1885.

Источник